ОТКРЫТИЕ ПЕРСОНАЛЬНОЙ ВЫСТАВКИ ЮРИЯ ГЕРМАНА “МАКРОРЕАЛИЗМ”

Арт-галерея VSunio открыла новый персональный проект Юрия Германа 23 мая 2017 года. Под псевдонимом Юрий Герман «скрываются» два художника: Сергей Герасимов и Юрий Бахрушев.  Жанр, которому Юрий Герман отдает предпочтение, по традиционной иерархии жанров можно определить как натюрморт. Впрочем, натюрморты Юрия Германа соотносятся не только с реальным миром, но и с тем, как представляли реальность мастера разных живописных школ: итальянец Караваджо, голландские художники XVII века Виллем Калф и Питер Клас, русский импрессионист Игорь Грабарь.
Взаимодействие с классической живописной традицией для современного художника невозможно без игры, тонкого выстраивания ассоциативных рядов. Сегодня невозможно и не нужно писать как голландский художник XVII века, но способы интерпретации и диалога с классической традицией бесконечно разнообразны. Так, Юрий Герман обыгрывает в ряде своих работ разные стадии восприятия классического образца, который многократно тиражируется в цифровой «картинке», проецируется на экран компьютера или телеэкран, ставший для сегодняшнего зрителя своеобразной второй рамой.  Художник обнажает этот прием в нескольких своих работах, помещая мотивы Караваджо или Аннибале Карраччи в обрамлении экрана монитора. Однако при четкой продуманности ассоциативного ряда в картине, Юрий Герман не забывает о том, что живопись должна, прежде всего, радовать глаз.
Втягивая нас в увлекательную игру, Юрий Герман оставляет за зрителем право выстраивать для каждой картины собственный ассоциативный ряд. Можно увидеть в картине «Вермеер» цитату из «Девочки с жемчужной серьгой» великого голландского художника Вермеера Дельфтского. Удивляет натуралистически точная передача Юрием Германом кракелюра и рельефного мазка картины 17 века, зрителем угадывается тень ускользающей улыбки на лице девушки.
Такой подход предполагает знание классической живописной традиции не по книгам, а «изнутри», чему, безусловно, способствует опыт реставрационной работы Сергея Герасимова (в том числе в отделе реставрации масляной живописи ГМИИ им. А.С.Пушкина).  Реставратор привык смотреть на картину с близкого расстояния, постигая тонкости работы с цветом и фактурой, воспринимая живописную ткань буквально кончиками пальцев. Именно такая точка зрения предлагается и зрителю: мы словно отвлекаемся от привычной оценки масштабных соответствий и настраиваемся на восприятие бесконечно разнообразного малого мира. 
Своеобразная метафора подобной точки зрения заключена в картине, в которой мы смотрим на мир сквозь червоточину в яблоке («Взгляд голубой гусеницы, живущей в яблоке»), причем яблоко здесь особенное, то самое, которое изобразил в знаменитом натюрморте из галереи Амброзиана в Милане великий Караваджо.
Юрий Герман нашел удачное определение для своего способа видения – макрореализм (от греч. macros - большой и лат. realis – вещественный, действительный). Каждая малая частичка видимого мира, максимально приближенная к глазу зрителя, достойна изображения в живописи. «Героями» картин Юрия Германа становятся маленькая красная икринка (вызывающая конкретное ощущение икринки во рту), кусочки ореховой скорлупы (плотные и твердые) или апельсиновые корки (ослепительно оранжевые, шершавые).
Неожиданный завораживающий эффект возникает, когда художник на холсте многократно увеличивает небольшой фрагмент реального мира. При таком ракурсе сочная ярко оранжевая мякоть апельсина в картине «Край» напоминает некий метафизический пейзаж, а плотная насыщенность цвета в «Швейцарском сыре» воспринимается как метафора желтого.  
Считывая взаимоотношения вещей в поле картины, глаз «путешествует» по поверхности предметов, которые в натюрмортах Юрия Германа доступны не только зрению, но и осязанию, само зрение наделено осязательной способностью. Тактильные ощущения дополнены то звуковыми (звук тонкого «звонкого» стекла), то вкусовыми ассоциациями (кислый гранат или апельсин). Таким образом, художник по-своему разыгрывает еще одну тему, которая ассоциируется с классическим натюрмортом – аллегорию 5 чувств (зрение, вкус, осязание, слух, обоняние).
Натюрморту в классической живописи присуще одно парадоксальное качество – создавая иллюзию реальности (вплоть до обмана зрения) он одновременно является одним из самых условных жанров. Смотря на картину, зритель, даже не самый искушенный, в какой-то момент понимает, что так не может быть, это нельзя потрогать. Но и живопись как искусство всегда балансировала между двумя крайностями: условное и иллюзорное. Именно четкое осознание этой грани иллюзорного и условного делает живопись Юрия Германа современной.