Сергей Герасимов: «Покупатели искусства как будто впали в анабиоз»